Гомеопаты и Святой Грааль. Ребенок с трудностями обучения

ГлавнаяСтатьи докторуАльтернативная (нетрадиционная) медицина → Гомеопаты и Святой Грааль. Ребенок с трудностями обучения

Гвинет Эванс, (имеет зарегистрированный сертификат по гомеопатии)

(Статья из журнала «Homeopathy Today» Национального Центра Гомеопатии, США. Июнь, 2002 г., выпуск 22, №5, стр. 24-26)
За многие годы у меня была возможность в рамках моей работы гомеопатом, главой колледжа и клинического наставника наблюдать многих гомеопатов в действии, а также видеть те высокие цели, которые мы ставим перед собой, когда мы заставляем себя работать интенсивнее, читать больше, больше учиться, ходить на семинары, самосовершенствоваться; чтобы найти этот единственный препарат, являющийся правильным – тот, что все уладит и исцелит всю жизнь человека – мы ищем Святой Грааль.

Святой Грааль для меня – это идея поиска чего-то недостижимого. Это то, что, по моим наблюдениям, пытаются делать многие гомеопаты. Как часто мы слышим фразу, сказанную нами самими или коллегой гомеопатом: «Я еще не нашел правильный препарат»?

Я выбрала для презентации нижеприведенный случай, потому что я не нашла «правильный препарат», хотя и проходила мимо него пару раз. И Святой Грааль в данном случае был слегка неожиданным.

«Концентрация»

Мальчику было всего восемь лет, когда мама привела его на первичный прием. Он был младшим из двоих детей в семье. Его привели из-за того, что его мать называла «концентрацией». У него были проблемы с обучением, и он проходил программу по восстановлению навыков чтения. Он не мог сконцентрироваться.

Его мать рассказала, что хорошим примером являлось поведение мальчика в обеденное время. Матери приходилось напоминать ему есть пищу. «Он сходит с дистанции», - сказала она. Если она оставит его одного во время еды, час спустя его пища останется нетронутой. У ребенка не было проблем с поведением или агрессии. Во время консультации он был относительно спокоен и хорошо себя вел. Мать рассказала, что в своей группе он был клоуном и всех смешил, хотя я не заметил эту сторону его поведения.

Недавний школьный отчет о нем гласил, что ему «нужна поддержка» в: проявлении инициативы, риска; уверенности в себе; надлежащем начале работы; работе одному; концентрации на завершении задач; конструктивном использовании времени; спрашивании полезных вопросов. Там также говорилось, что он «легко расстраивался» и ему «требовалась практика в основах математики», а также в «более логическом письменном выражении».

Исследование истории рождения

При осмотре детей я люблю исследовать беременность и историю рождения, включая состояние матери. В данном случае мать очень хорошо переносила беременность, хотя у нее было повышенное сердцебиение. На ранней стадии беременности она потеряла двух котов, которые были ей очень дороги. Один был истерзан собакой, и она обнаружила его мертвым. Она была в сильном шоке и гневе. Потеря другого кота также была шоком, так как он даже не был болен.

Когда подошел срок, она упала с лестницы и сильно растянула лодыжку. Она очень боялась, что повредила ребенка. Когда ее увезли в реанимацию, она хотела, чтобы там послушали сердце ребенка, но они не стали. Проведя 2 часа в больнице, она зашла к своему доктору по дороге домой, и он убедил ее, что с ребенком все в порядке. «Убедил на 70%», - сказала она.

Ребенок родился с задержкой на 2 недели. Воды отошли где-то в полночь. Ее увозили в больницу и из больницы целый день, и ничего не происходило. Ей предложили искусственные роды. С одной стороны, врачи подумали, что плодный пузырь не прорвался, так как голова ребенка была такой светлой, что ее приняли за неразорвавшийся пузырь. Итак, они решили проткнуть его, но натолкнулись на голову, где остался маленький порез. Затем мать пошла принимать ванну и почувствовала, как идет ребенок. Она побежала наверх в родильное отделение. Она сказала: «Я чуть не родила его на лестнице. Я была вынуждены скрестить ноги. Все произошло за 15 минут».

Ребенок был очень неспокойным. Он плакал большую часть ночи, в которую он родился. Его мать сказала, что на его черепе были заметны порезы, в форме головоломок с составными картинками, которые можно было заметить еще месяц спустя после его рождения.

Когда ребенку исполнился месяц, у его матери обнаружили инфекционное заболевание груди, которое лечили антибиотиками. Она продолжала кормить его грудью во время инфекции.

История болезни ребенка

Когда ребенок был маленьким, у него была целая серия ушных инфекций. Ему сделали вакцину, но реакций на нее не последовало. У него появлялась «красная, сырая сыпь от подгузников во время прорезывания зубов». Как только начали расти зубы, у него развилась астма, начавшаяся с кашля. Доктор поставил диагноз астма и назначил лекарство. Мальчик перерос это заболевание примерно в пятилетнем возрасте. Он несколько раз болел тонзиллитом. На свой пятый День рождения он заболел ветрянкой.

Он любил есть конфеты, кетчуп, куриные «МакНагеттс» и чипсы. Он не любил капусту, брокколи, помидоры, мясо, пиццу и макароны. Он добавлял кетчуп почти во все блюда. Он ел фрукты. Он любил шоколадное молоко; даже будучи ребенком, он не пил белое молоко. Казалось, он никогда не был очень голодным. Он не ел свой обед в школе.

Позднее, он иногда сгибался от боли в области живота. Он не мог даже ходить, когда чувствовал эту боль – его мать описывала ее как «глубоко засевший винт».

В общем, у него был довольно высокий порог боли. Например, при ушной инфекции, когда барабанная перепонка готова была разорваться, внешне он выглядел вполне счастливым.

Его мать описывала его темперамент как «весельчак». Он любил всех смешить. Он был «легким ребенком». Мальчик был чувствительным, всегда очень забавным человечком, но все же нетерпеливым – он хотел, чтобы все было сделано сейчас же. Он однажды рассердился на свою маму, когда она не заметила, что он причинил себе боль. Во время чтения дома со своей мамой, он мог рассердиться. Он не усваивал то, что они проходили.

Назначение по ситуации

Здесь я назначала препараты, исходя из ситуации, и выбрала следующие симптомы:

1.Болезни от испуга;

2.Болезни от шока (для лечения травм во время беременности и процесса рождения);

3.Трудности с концентрацией у детей;

4.Математика, неспособность;

5.Чтение надоедает;

6.Отказ от еды;

Безболезненность симптомов обычно болезненных (для устранения тенденции к высокому болевому порогу).

Оглядываясь назад, я думаю, что эта последняя рубрика больше говорит о моем предубеждении, чем о действительной полезности! Мне «нравится» этот симптом, и эта склонность заставляет меня использовать его чаще.

Итак… Я назначила Ацидум фосфорикум 30С, одну дозу.

Когда я увидела его 5 недель спустя, его мать сказала, что он был очень капризным и требовательным. Они с братом много дрались. Он был очень сердит: например, когда мать не покупала ему какую-нибудь вещь, которую он хотел, мальчик говорил: «Я тебе ничего не дам». Это был только устный гнев. Перед приемом препарата эта фраза - «я хочу» - также присутствовала. Но сейчас гнев усилился. Он плохо ел – это была целая борьба. Он хотел идти и делать что-нибудь другое. Мальчик был мучительно медлителен в еде, даже во время завтрака. Он казался абсолютно не голодным.

Его матери казалось, что она иногда не может пробиться к нему; что он не может быстро соображать. Его чувствительность покрывалась его «клоунским» поведением.

Когда он родился, первое, что сказала его мать, было «прости», сожалея о том, что упала с лестницы.

Назначение «это для этого»

Для меня было ясно, что ситуация не улучшилась после приема Ацидума Фосфорикума. Очень хотелось бы сказать, что над назначением следующего препарата я очень тщательно думала. Но, наверное, это не так. Я снова назначила препарат по ситуации, предписав Арнику 200С, все еще думая, что случай ясный, что падение матери во время беременности имеет очень большое влияние на дальнейшее развитие ребенка. Назначение Арники было из серии «это для этого», то есть терапевтическое назначение.

Три недели спустя я поговорила с матерью по телефону. Она сказала, что ее сын был не таким сердитым, хотя все еще злился, когда ему надо было заниматься чтением. Его учитель сказал, что он очень старался в школе, но он все еще не может войти в колею.

Во время моего звонка он ел обед. Но затем его мать сказала ему, что если он не будет есть свой обед в школе, она не пустит его на автомобильные гонки, а это было его страстью. (Поэтому это не было улучшением от приема гомеопатического препарата).

Рассматривая этот случай, я понимаю, что назначение было не совсем правильным. Еще не было найдено «правильного препарата». Никакого улучшения. Никакого Святого Грааля.

Что же делать в такой ситуации?

Поиск истинных и надежных симптомов

Я первоначально уже использовала несколько хороших рубрик Реперториума. Первоначальный препарат, Ацидум фосфорикум, отчетливо идентифицировался при реперторизации. Наступило время хорошо изучить этот случай и проработать его более тщательно. Итак, вернемся к тому, с чего начали. Я думала над этим больше недели. Для меня в такой ситуации вопрос состоит в поиске истинного и, следовательно, надежного симптома.

Во-первых, я все еще думаю, что ситуация с беременностью матери имела большое влияние на состояние ребенка – шок и гнев после потери двух кошек, падение в то время, когда подошел срок, страх падения и волнение за ребенка, затем страх и шок от того, что чуть не родила на лестнице. Плюс очень быстрые роды после того, как за весь день ничего не происходило. Поэтому абсолютно справедливым является включить рубрику «Разум, болезни от страха» и «Разум, болезни от шока». Однако это не сужает поиски препарата, потому что обе эти рубрики содержат очень много препаратов. Еще одна рубрика также покрывает шок/страх/гнев, хорошо выраженные у матери: «Разум, болезни от гнева со страхом и шоком».

Но в чем же все-таки самая большая проблема этого ребенка? У него замедленное понимание вещей; трудности в школе. Просматривая Реперториум, я увидела рубрику «Разум, медлительность» - и она подошла. Подрубрика – «медлительность во время еды» - большая проблема для этого ребенка и его матери. И только один препарат был представлен – Аконит.

«Хронический» «острый» препарат

Будучи гомеопатами, одним из препятствий, с которыми мы сталкиваемся, является классификация препаратов на «малые» препараты или «острые» препараты, а, следовательно, мы меньше всего о них думаем, когда имеем дело с хроническим состоянием. (Другое препятствие касается изучения препаратов в колледже, которое откладывается в мозгу в самом отдаленном файле!)

Однако все ясно указывало на Аконит, хорошо известный «острый» препарат при шоке и страхе. Итак, я назначила одну дозу Аконита 30С.

Три недели спустя мать позвонила мне и сказала, что поначалу она очень волновалась за своего сына, когда после принятия препарата он стал очень тихим. Дома он захотел делать свою домашнюю работу. Его мать не могла поверить, насколько заинтересован он был в этом – заинтересован и действительно погружен в работу.

Школьная учительница докладывала, что «он включился в работу», она заметила большую перемену в мальчике. Он прошел несколько стандартных тестов и его результаты были на уровне 8-ми с половиной лет, что, как сказала его мать, «середнячок, тогда как раньше он был на самом дне».

Он даже ел весь свой обед в школе – временами еще медленно, - но иногда даже заканчивал самым первым. У него появился новый друг – он сам выбрал его. Этот новый друг был более покладистый, спокойный, «хороший» мальчик. Наш аконитный пациент даже остался на одну ночь у своего нового друга – в первый раз в жизни! Устный гнев и требования исчезли. Его мать сказала, что «он, похоже, успокоился». Однажды ночью она обнаружила, что он лежит на своей кровати и читает книгу. Забавно. Тоже в первый раз.

Два года спустя, когда его мать позвонила мне попросить разрешения использовать этот случай в учебных целях, она добавила: «Ему намного легче дается чтение и математика. У него исчез гнев. Я надеюсь, что это поможет какому-то другому ребенку».

Я тоже надеюсь, что это поможет другому ребенку, потому что я никогда не была свидетелем того, как Аконит используется при хроническом состоянии у ребенка, также как я никогда не видела, чтобы он использовался для лечения ребенка с трудностями обучения.

В поисках Святого Грааля

Я представила этот случай, потому что реакция была великолепной, и он может помочь одному из вас быть менее привязанным к условностям и напомнит вам, что:

· Даже хорошо проработанные рубрики Реперториума могут подсказать нам препарат, далекий от идеального;
· Вам тоже может повезти, и вы найдете маленькую подрубрику, подходящую к вашему делу;
· Иногда очень полезно использовать рубрику только с одним препаратом!
· Если мы будем упорны, мы найдем, в конце концов, «правильный препарат». Может быть. Этот случай с Аконитом представляет собой Святой Грааль.

Когда я готовила этот случай для презентации на конференции, передо мной возникло несколько вопросов. У меня было искушение не упоминать о моих ошибках и «неправильных» назначениях. Вопросы, возникающие после этого, следующие:

· Как часто мы небрежно «стряпаем» нашу работу? При лечении других? Нас самих?
· Где наши предубеждения, когда мы выбираем рубрики?
· Что мы можем с ними поделать? 

dus 3 edan цена

АПТЕКА ИФК

Пластика живота хирург