Сражение с палочкой Коха: Россия пока проигрывает

Заболеваемость туберкулезом в Петербурге в два раза ниже, чем в остальной России, – говорит главный врач Городского противотуберкулезного диспансера доктор медицинских наук Владимир Жемков. – Наибольшее число больных – в районах с высокой концентрацией населения, где мало зеленых зон и много коммунальных квартир. Это Адмиралтейский, Красногвардейский, Калининский районы. Зато Московский и Приморский – относительно благополучны. В этом году на лечение туберкулеза из бюджета города выделено около 17 млн. руб.

В перестроечные годы удалось сохранить структуру противотуберкулезной службы (санатории, больницы, диспансеры). На полную мощность функционирует даже первый в России санаторий «Сосновый Бор» (старое название «Халлило»), он был открыт еще в 1895 году. Если верить специалистам, проблем с лекарственным обеспечением в Петербурге нет. На практике это означает, что любой тубинфицированный человек бесплатно получит необходимые препараты, как бы дороги они ни были. Почему же не исчезают больные, у которых болезнь переходит в хроническую форму?

- Больные с хронической формой не только не исчезли, их стало гораздо больше. Что особенно страшно, срок их жизни стал гораздо короче, – продолжает Владимир Жемков. – Причин множество. Недостаточный охват населения флюорографическим обследованием, вследствие чего понизилась не только выявляемость ранних стадий легочного туберкулеза, но и операбельность рака легкого. Во-вторых, немало людей до последнего момента избегают лечения, ведь коварство туберкулеза в том, что человек долго чувствует себя здоровым. Само же лечение не только очень длительное (самый короткий курс от 6 месяцев), но и имеет множество побочных эффектов, нарушающих самочувствие.

Необходим бесплатный проезд к месту лечения и обследования, в том числе в городской черте. Социальные гарантии в законе прописаны, но существуют только на бумаге. Есть же страны (США, многие европейские государства), где помимо прочего при амбулаторном лечении (в качестве поощрения) пациент еженедельно получает продуктовый набор.

Нельзя сбрасывать со счетов и то, что немалое количество наших пациентов люди асоциальные, и без помощи социальных служб, медицине с ними не справиться. Не можем мы самостоятельно отслеживать мигрантов и нелегальных рабочих. А больные, не попадающие в сферу медицинского влияния и не получающие лечения, ухудшают общую эпидемиологическую картину.

Тот же детский и подростковый туберкулез существует только за счет невыявленного взрослого. Но раннее выявление и своевременное лечение можно контролировать, только если общество решит в полном объеме социальные вопросы. Несладко приходится и социально благополучным больным – страх потерять работу, «клеймо» в глазах окружающих, невозможность совмещать работу и длительное санаторно-курортное лечение. Какой работодатель потерпит сотрудника, «выпадающего из процесса» на несколько месяцев? Вот некоторые всерьез и полагают, что онкология куда «лучше» туберкулеза!

Во времена СССР среди больных гуляла поговорка: «Туберкулезник плачет два раза в жизни. Первый, когда его берут на учет, второй, когда с учета снимают». Так сильны были социальные гарантии. Например, отдельное жилье в течение короткого времени получали 100% больных, сегодня же подобная потребность удовлетворяется только на 6 – 10%. Нелепо думать, что эта проблема касается только инфицированных. Касается всех нас.

По оценкам специалистов, абсолютно все противотуберкулезные учреждения города не соответствуют современным требованиям безопасности пациентов и персонала. Приточно-вытяжная вентиляция с очисткой уходящего на улицу воздуха есть только в городской бактериологической лаборатории.

Выпускники медицинских вузов категорически не идут во фтизиатрию, их пугают плохие условия труда и асоциальный контингент больных. Средний возраст фтизиатров близок к пенсионному, притока молодых врачей нет, не удается заполнить даже бесплатную интернатуру. По поводу кадрового кризиса ежегодно бьют в набат на съезде фтизиатров, но пламенными речами проблему не решить.

В конце июля 2007 года состоялось совещание главных врачей противотуберкулезных учреждений Петербурга. Фтизиатры выступили с инициативой разработки новой целевой городской программы по профилактике туберкулеза. Среди поднятых тем – доведение противотуберкулезных учреждений до полной экологической безопасности; внедрение современных технологий утилизации и обеззараживания медицинских отходов; обеспечение безопасных условий труда; открытие специальных отделений для больных с лекарственно-устойчивыми формами и для больных, у которых туберкулез сочетается с ВИЧ-инфекцией; возвращение принудительного лечения; гарантированный бесплатный проезд больных в лечебные учреждения.

Перечень проблем будет не полным, если не коснуться еще одной напасти, нависшей над противотуберкулезными учреждениями города.

Известная фирма заинтересовалась зданием, в котором расположена бактериологическая лаборатория – единственное в городе место, где проводятся микробиологические исследования бактерии туберкулеза. И сделала предложение из серии тех, от которых «нельзя отказаться». То есть взамен вожделенного куска земли в другом месте планировалось строительство соответствующего европейским стандартам безопасности помещения для лаборатории. Но вот перед глазами инвестора оказалась смета этого самого строительства с суммой в несколько миллионов условных единиц. Не надо быть провидцем, чтобы предположить, что случилось дальше. «Берите миллион и крутитесь сами», – вынес вердикт бизнес.

Не менее «интересные» предложения поступают и от городских властей. Например, отдать часть зеленой территории, окружающей тот или иной диспансер, под строительство гаражей. И это притом что, во всех диспансерах отсутствует приточно-вытяжная вентиляция. Кстати, по принятым в 2006 году санитарным нормам, разрыв между тубдиспансером и жилыми домами должен равняться 500 метрам.

Интересно было узнать, как интерпретируют подобные предписания юристы. Оказалось, весьма своеобразно – нормы действительны только при строительстве нового диспансера, а к уже функционирующему можно «пристраиваться» хоть окна в окна. Впрочем, в этом месте «браво» можно прокричать не только нашим чиновникам (они-то как раз в окна туберкулезных диспансеров не заглядывают), но и нашим гражданам, готовым подчас строиться и гулять где угодно.

Например, в районе 3-го Межрайонного диспансера на Каменноостровском проспекте, который все плотнее берут в кольцо подступающие к нему здания. Вероятно, близость тубдиспансера предлагается строителями в качестве бонуса к новой квартире.

Во всем мире фтизиатрия – перспективная научная область, ведь последний противотуберкулезный препарат – рифампицин – появился в конце 1960-х (!) годов. Есть прогнозы, что после 2012 года на авансцену выйдут препараты нового поколения. Правда, не в России. У нас их созданием никто не занимается, впрочем, как и разработкой новой эффективной вакцины, апробация которой идет в США. В Петербурге 1900-х при населении 1 миллион ежегодно умирали от туберкулеза 4 тысячи человек. Сегодня умирают менее трехсот, вот только для ХХI века и это многовато...Светлана Рухля

dus 3 edan цена

АПТЕКА ИФК

Рейтинг пластических хирургов 2016

Материалы, размещенные на данной странице, носят исключительно информационный характер, предназначены для образовательных целей и не могут использоваться пользователями сайта для постановки диагноза и выбора метода лечения. Диагностику и лечение должен проводить только лечащий врач. Администрация сайта не несёт ответственности за возможные негативные последствия, возникшие в результате использования информации, размещенной на сайте http://medafarm.ru/.